• пн.-пт. 10.00 - 21.00
  • сб.-вскр. 11.00 - 16.00
  • ул. Заводская, 10, 2 этаж
  • (2 мин от ст.м. Пролетарская)
Консультации психологов в Минске и онлайн, тренинги, семинары

«И муж, и мать отговаривали меня рожать, но я пошла на это. А теперь сын меня ненавидит». Отвечает психолог

— Все началось, наверное, с того дня. Сижу делаю уроки — и тут бабушкин крик… Я, мама, брат забежали в комнату. Там папа лежал на диване, он давно болел, и нам говорили, что его скоро не станет.

Помню свои чувства. Я сразу выбежала на улицу и больше не смогла к нему подойти. Три дня я не могла заходить в дом, ночевала у соседей. И даже когда его хоронили, я не взглянула в его сторону. Я очень его любила, до сих пор он для меня живой.

И всё, началась взрослая жизнь. Мне было 11 лет, братья младше меня на три и два года. Мама не справилась, она начала пить. Так сильно, что, бывало, ее приносили домой чужие люди.

Она постоянно была недовольна, в первую очередь мной. Я же старшая. Если братья не убрались, не сделали уроки, я виновата. Никогда не видела от нее ничего, кроме оскорблений.

Главной моей целью было вырваться из дома, уехать в другой город. Я все сделала, чтобы это осуществилось. Вышла замуж. Чтоб мама совсем не спилась, вытащила ее из нашего города, перевезла к себе.

Казалось, что она действительно изменилась. Все было хорошо, и муж тогда меня любил. Я забеременела. Несмотря на то, что и муж, и мать отговаривали рожать (мол, сейчас не время, как мы его прокормим), я очень хотела этого ребенка.

У меня было такое чувство, еще когда его носила в животе, что вот наконец-то появится человек, который будет любить меня искренне. Но что-то пошло не так. Мать начала вести себя так, как раньше. Муж стал плохо со мной обращаться, принимать наркотики… Мы развелись. Чтобы как-то выжить, пришлось работать сутками. Ребенок перестал меня видеть дома — на тот момент ему было три года. И мне кажется, что его любовь ко мне превратилась в ненависть, которую подогрел бывший муж.

Я все понимаю: сын ничего не видел, кроме скандалов. Но у меня нет сил что-то поменять. Когда я чувствовала, что меня любят, готова была все делать для семьи. А теперь опустились руки.

Даже сейчас в каждом человеке я ищу заботу и любовь ко мне. Как только мне кажется, что я нашла ее — летаю. Неужели теперь эта нехватка любви в детстве меня всю жизнь преследовать будет? Кажется, что я уже не умею и отдавать ее — разучилась.

Недавно появился человек, который просто обратил внимание на меня и ребенка… А тот это воспринял агрессивно. Пришлось все прекратить.

А одна я не умею, мне одиноко и грустно. Ребенок не спасает, потому что мне с ним очень тяжело. Понимаю, что пока я себя не поменяю, мне всегда будет грустно и плохо. А что делать, не знаю. Как выйти из детской отчужденности?

Ответ психолога:

Анна Ефремова, психолог Центра успешных отношений

Специально для проекта Моя жизнь на Lady.tut.by

— В вашем письме так много застывшей боли, а вы как будто остановились в зоне бессилия.

В детстве, не пережив, не отгоревав смерть отца, вам пришлось стать «старшей», надеть на себя взрослость и ответственность за все, тогда как внутри осталась маленькая беспомощная девочка, больше всего нуждающаяся в поддержке и любви.

Было слишком трудно рядом с отвергающей и обесценивающей матерью, сбрасывающей свою боль на вас. Как вместить сильные чувства — и привязанность к матери, и в то же время обиду на нее? Как жить в состоянии «брошенности», когда получить принятие и заботу нет никакой возможности?

Но потребность остается, и с началом самостоятельной жизни она превращается в намерение вернуть то, что так нужно. Это изматывает, как будто все силы направлены на получение любви.

Наша внутренняя детская часть всегда ищет родителя во всех значимых людях. Привычка заботиться только о других отнимает возможность заботиться о себе, и тогда комок неутоленной тоски, грусти становится тяжелым камнем.

Ваши слова «как выйти из детской отчужденности» очень трогательны и глубоки. Да, отчуждение — это отстранение от тех, кто призван был давать любовь, а на деле — ранил. Чтобы не повторять этот опыт, отстраняются от всех отношений. Человек становится маленьким, несчастным и одиноким.

Вы пишете: «Пока я себя не поменяю, мне всегда будет грустно и плохо…».

Менять себя не нужно. Маленькой девочке внутри вас нужно напитаться теплом и ощущением безопасности, доверия, чтобы она смогла докричаться до того, кто был ей очень нужен.

Нужен тот, кто скажет ей о том, что она живая, что она не одна. Тот, кто готов проживать с ней все ее чувства и будет с ней до тех пор, пока она не окрепнет.

Но грусть в том, что этого человека мы часто ищем в ближних: в матери, муже или ребенке… А потом часто разочаровываемся от потери очередной опоры.

Есть смысл найти того, кто сможет открыто принять вас, как ребенка, и помочь ему окрепнуть. Нужно встретиться со своим бессилием, оплакать собственную боль и только потом, через некоторое время ощутить себя немножко другой, ощутить собственную силу и опору в себе. Почувствовать того внутреннего родителя, которого у вас никогда не было во внешней жизни, но он появится внутри. Появится энергия и возможность создать что-то для себя новое, появится чувство, что вы что-то значите.

Это любовь к себе. Прощающая и поддерживающая. И тогда детской части будет хорошо и свободно.

Есть люди помогающих профессий. Когда болит тело — мы идем к врачу, когда долго болит душа — мы идем к психологу. На него можно опереться, не боясь отвержения и боли. Это именно то, что вам сейчас нужно.

А пока лучшее, что можно сделать для себя, — устроить передышку от печали. Подумайте о себе, о том, что самое ценное в вашей жизни, с чем вы никогда не расстанетесь. Это могут быть занятия, интересы, люди. Что вам нравится в этой жизни, какие вещи, цвета, ароматы, вкусы, ощущения тела? Что вы можете прямо сейчас сделать для себя, если бы были маленькой девочкой? Попробуйте это сделать. Начните прямо сейчас.




Анна Ефремова, профессиональный психолог-практик.

Влюблена в свою работу и психодраму. Глубокий, чувствующий терапевт.
Клиенты говорят о ней: «Воплощение наивысшего мастерства и человечности»; «позитивный и располагающий человек»; «техники просты, понятны, и очень помогли»; «удивительный психолог».

Стоимость консультации психолога Анны Ефремовой:

от 50 белорусских рублей/50 минут (1500 российских рублей/21 доллар)
Очно в Минске или онлайн по Viber/Skype/Whatsapp.