• пн.-пт. 10.00 - 21.00
  • сб. 11.00 - 16.00
  • г. Минск, 2-й пер Тимошенко, 3
  • и ул. Ленина 27, каб. 129
Консультации психологов, тренинги, семинары

Монолог мамы о послеродовой депрессии

Рождение ребенка — это всегда большое и радостное событие (по крайней мере так «должно быть»), мама улыбается малышу, все счастливы. Но что, если идеальная картинка не складывается, а мама по необъяснимым причинам испытывает чувство тревоги, раздражения и даже страха? Наша героиня Юлия прошла через непростой период и поделилась своей историей о том, как нелегко может быть после родов.

Юлия: «Этот этап жизни я запомнила как одно сплошное разочарование во всем»

— Отношения с моим молодым человеком у меня всегда были довольно нестабильные — как качели, то да, то нет, сложные и долгие, нервные. Поэтому нельзя назвать мою беременность запланированной. Так вышло. Если бы дочь не родилась, я бы, наверное, из года в год говорила себе «не сейчас».

Иногда даже думаю, что появление дочери — это просто из-за того, что богу надоело смотреть на мои метания в разные стороны. Дескать, вот тебе, остановись.

Во время беременности был только один плюс — она была мне к лицу. Я выглядела свежее, грудь была больше, я сама — тоньше. Но это только физически. До самого последнего дня я работала, много бегала, отношения с мужчиной стремительно портились. У нас так вышло, что до беременности я ему была нужна, а потом — наоборот. Не то чтобы его отпугнуло мое положение, к тому времени он просто потерял всякий энтузиазм терпеть меня с моими настроениями и метаниями. И в какой-то момент ушел «во все тяжкие», друзья и загулы с ними были в приоритете. И если во время беременности я не так сильно ощущала потребность в мужском плече, то уже после рождения дочери он был нужен мне как никогда сильно. Наконец, я просто почувствовала, что хочу быть ему всем: женой, матерью его ребенка, любимой и любящей женщиной. Может, дело в гормонах.

Столкновение с реальностью

— После родов сильно ухудшилось здоровье. У меня и так были проблемы с ногами, но после рождения ребенка они многократно усилились. Во время беременности наступила ремиссия, я даже лекарства перестала принимать, а с рождением дочери уже в роддоме стало гораздо хуже. И первые пару месяцев, чтобы стать на ноги, я вынуждена была отказаться от грудного вскармливания, сесть на гормоны, уколы и ездить на пункции не реже раза в неделю. Это все вместе сильно усугубило ситуацию.

Я знаю, что у многих после рождения ребенка близкие или муж берут какие-то отпуска, чтобы помочь матери справиться с ситуацией. У меня такого не было. Меня привезли из роддома, наступил следующий день — и я одна. Наедине с этим комочком. Это вообще другая реальность, к которой тебя никто не готовил и никогда не подготовит. Ты просто оказываешься в этой ситуации — и все. Это такой выход из зоны комфорта, когда понимаешь, что больше не существует твоих потребностей, желаний. Есть только ребенок, и твоя жизнь вертится только вокруг него одного. Меня это абсолютно выбило из привычной колеи.

К тому же я очень себе не нравилась, абсолютно. Я выглядела ужасно, мне делали кесарево, этот шрам и живот, который никак не уходил… Смотрела на себя в зеркало и не понимала, когда успела превратиться из бабочки в гусеницу. Любой женщине очень важно быть привлекательной до, во время и после беременности, но, как показали мои роды, случается, что иногда ситуация просто выходит из-под контроля. Это очень бьет по самооценке, но можно немного рассеять свое внимание на другие вещи, если ты нужна. Я этого не чувствовала вовсе, было весьма стойкое ощущение, что я не нужна вообще. И это ужасная ситуация. На тот момент отец моего ребенка еще жил с нами, но у нас все планомерно шло к тому, что в итоге и произошло. Я устала ждать его днями-вечерами-ночами и попросила «покинуть помещение». Я до сих пор корю его, даже спустя время, что в эти первые полтора года, когда я могла бы прочувствовать радость материнства, его просто не было рядом. Наоборот, я ежедневно испытывала стресс, никаких светлых воспоминаний о «нас» и том периоде у меня, к сожалению, не осталось.

Первые месяцы

— Прежде мне казалось, что послеродовая депрессия происходит у матерей, у которых по большей части все хорошо: мужья при них, любят, понимают, помогают, деньги не проблема, ребенок запланированный, — но на гормональном уровне женщина этому всему не рада. Теперь я думала, что причина моего упадка кроется в одиночестве. Даже мои проблемы с ногами перенеслись бы, наверное, лучше при наличии поддержки. Помню, как сильно ждала семи вечера. Мама заканчивала работу около шести и приходила домой. Мой шрам болит, колени болят, я еле ходила, и этот орущий из-за колик ребенок… Первые три месяца — это был просто ужас, я вспоминаю их и внутренне содрогаюсь. Я ждала маму, чтобы наконец отдать ей дочь и хотя бы выдохнуть.

Мне было тяжело и невыносимо. Были страшные и ужасные моменты, но говорю как есть: я ловила себя на мысли, что просто хочу сбежать отсюда и больше не слышать постоянно орущего ребенка. Мне всего лишь хотелось несколько часов тишины. Эти мысли одолевали меня, но я была слишком ответственная: это же я родила ребенка, а не кто-то другой.

В тот период я смотрела много фильмов и сериалов по кругу. Дочь просыпается — ставила на паузу. Успокаивала себя тем, что этот этап в любом случае закончится, что-то изменится. Колики закончились, все немного устаканилось, я села на жесткую диету, чтобы привести себя в форму. Но тогда еще не справилась окончательно, меня кидало из стороны в сторону, но хотелось сделать так, чтобы хотя бы не было противно смотреть на себя в зеркало.

Второй круг

— На днях, когда я затронула эту тему, мой друг сказал, что, наоборот, в первый год я производила впечатление очень жизнерадостной мамы. «Что-то такое» он заметил через полтора года. И это правда, в один момент я чуть-чуть собралась, поправила дела — возможно, этот период он и запомнил. А уже через полтора года меня снова накрыло. Во мне не осталось ничего интересного, кроме «матери». Вместо обещанных самой себе планов (дочь подрастет, тогда я и займусь одним-вторым-третьим) я поняла, что ничего не могу себе позволить.

К тому же я явно не отношусь к тем женщинам, которые «мамы» по призванию. У меня разноплановые интересы, я хочу разных вещей, многое узнать и увидеть, поэтому, когда такой возможности нет, мне становится очень плохо. Я же была просто мамой, кормила, убирала, укладывала спать — и все. И друг сказал, что помнит четкий момент, когда мне стало реально дурно и, по его словам, «сорвало башню». К тому времени мы уже разошлись с отцом ребенка, и он часто подводил меня по мелочам: то не заберет дочку вовремя, то не проводит с ней достаточно времени. Я кричала, устраивала истерики, возмущалась, плакала — и лишалась единственного, что мне на тот момент было нужно: моего личного времени и пространства. Тот этап жизни я запомнила как одно сплошное разочарование во всем. Все вместе производило на меня разрушительный эффект.

Встать на ноги

— К концу декрета я просто пыталась понять, чего хочу. Пришло осознание, что я ничего не умею. Мне 30, а я только родила — все. Возможно, это и вытащило меня из кризиса, я вспомнила, о чем мечтала в юности, изучила область, которая всегда интересовала меня. Это вдохнуло в меня какие-то силы. Я стала чувствовать себя живой, к тому же ребенок наконец пошел в сад.

Дочь ходила, конечно, с переменным успехом, часто болела, но даже этой передышки мне было достаточно. И мне вовсе не стыдно. Многие матери не готовы разлучаться с ребенком даже на короткое время, а я вообще не такой человек. Я люблю свою дочь, но она требует много внимания, она очень активный и социальный ребенок. Когда она не идет в сад, мы обе страдаем. Повезло, что мне не достался ребенок, который хочет проводить со мной каждую секунду. Это была бы жестокая шутка судьбы.

Принятие

— Бывает так, что я провожу с дочерью время просто великолепно, радуюсь, что мне повезло с таким замечательным ребенком. И вдруг она возьмет и просто вывернет наизнанку всю душу и нервы. Да, я могу сказать однозначно, что люблю ее, несмотря на то, через что мы прошли, как тяжело мне было. Когда была беременна, самый большой страх был в том, что я не полюблю своего ребенка. Подруга говорила: «Ты что, иначе быть не может!» — а я знала, что может, читала разные статьи и книги.

Я очень благодарна своей маме, если бы не она, я бы не справилась. Она очень поддержала меня и дала мне, как выяснилось, бесценные мгновения для передышки, когда я могла просто отключить мозг и отдохнуть.

Я явно не мать года. Но, анализируя ситуацию, понимаю, что это не моя вина, мне просто не хватило заботы со стороны мужчины. У него была возможность помочь мне, но не было желания и, к сожалению, не хватило ответственности принять ситуацию и пусть даже не из большой любви, а просто по-мужски дать нам больше заботы и внимания, не бросать меня наедине со всем этим адом.

Как сейчас

— Мы пытаемся наладить отношения с отцом моего ребенка, но это так непредсказуемо и сложно. Я по-прежнему очень сильно устаю от дочери, если вдруг мы слишком долго находимся дома, мне становится тяжело. К счастью, она прошла тот период, когда ей нужно было обязательно с кем-то играть и все ее внимание было приковано ко мне, сейчас она спокойно находит себе занятие и без меня.

Я установила себе режим, и это помогает. У нас есть «наше время», которое мы с дочерью проводим только вместе. Прочитала, что ребенку важнее не количество часов, проведенных с ним, а качество. Лучше я проведу несколько полноценных часов с дочерью, дам ей понять, что люблю ее, все внимание будет приковано к ней, чем буду заставлять себя находиться рядом постоянно.

Сейчас я рада, что у меня есть ребенок, но не готова родить еще одного. Разве что буду четко понимать, что у меня будет крепкая почва под ногами и, например, неработающая мама, которая сможет в любой момент мне сказать: «Иди и отдохни!» Но пока это не представляется реальным.

Янина Коновко, психолог «Центра успешных отношений»: «Главное — не стесняться просить о помощи и обращаться к специалистам»

— Я изучала вопросы статистики по Минску и нашла диссертацию, где исследователь выявила послеродовую депрессию у 42% опрошенных женщин — это много. Эти показатели выше, чем на Западе, у нас таких женщин больше. Почему эта тема актуальна? Один из самых важных факторов — низкая информированность женщин о беременности, родах, изменениях в организме, биологических процессах. Природа позаботилась о том, чтобы женщина понимала, что ребенок — радость. Так работает гормон окситоцин при родах, но его действие не вечно, поэтому важно следить за своим состоянием и делиться ощущениями с близкими, а главное — не стесняться просить о помощи и обращаться к специалистам.

Послеродовая депрессия фиксируется на третьей-четвертой неделе после родов. Принято считать, что она возникает от рождения ребенка до года, но последние исследования доказывают, что депрессия может появляться уже в тот момент, когда женщина узнает о беременности, когда идет психологическая и гормональная, физиологическая перестройка организма, подготовка к рождению.

Что вообще такое послеродовая депрессия?

— Различают три вида (по нарастающей). Baby blues — это легкое снижение настроения, апатия, грусть, но это быстро проходит и не вызывает снижения качества жизни. Именно невозможность получать удовольствие и радость от жизни — признак любой депрессии, и у бэби-блюза такого признака нет.

Следующая стадия — непосредственно послеродовая депрессия, о ней мы говорим в этой статье.

И третья — психоз, который, к счастью, случается очень редко, по статистике один случай на десять тысяч. Эта патология требует вмешательства врачей, психиатров, требуется стационар, ведь это бредовые расстройства, галлюцинации, навязчивые мысли, суицидальные настроения, желание причинить вред себе и ребенку. Я конкретно не сталкивалась с такими семьями, но знаю от коллег о ситуациях, когда мать сбрасывала из окна ребенка и прыгала сама. Это было следствием затянувшейся послеродовой депрессии, которую никто не лечил.

Симптомы послеродовой депрессии

— На что нужно обратить внимание близким и самой женщине? Да, женщина может самостоятельно диагностировать у себя послеродовую депрессию. Близким же лучше и нагляднее видна разница в поведении женщины до и после беременности. Есть конкретно разработанный тест «Эдинбургская шкала послеродовой депрессии» — там всего лишь 10 вопросов, за каждый ответ присваиваются баллы, по числу этих баллов диагностируется степень депрессии. Его очень просто найти, так что если вы сомневаетесь, то пройдите.

Если говорить о симптомах, то можно выделить несколько ярких признаков послеродовой депрессии: раздражительность, беспокойство, страхи, приступы паники, недостаток сна, плохой аппетит, плаксивость на ровном месте, а также навязчивые состояния. Например, желание навести «идеальный» порядок в доме, очень высокая планка чистоты, которой невозможно соответствовать. Это влечет за собой чувство вины: «Я неидеальная мама, я не справляюсь ни с чем».

Как можно помочь себе самой?

— Если по каким-то причинам вы не готовы обращаться к специалистам, но тест показал высокий результат, симптомов много, то можно предпринять какие-то шаги, хотя, подчеркиваю, лучше всего сразу идти к профессионалам.

Поговорите с членами своей семьи. Найдите человека, которому больше всего доверяете (в идеале это супруг или мама, хотя подойдет любой близкий). Однако здесь важно понимать, какую реакцию даст этот человек, потому что поколение наших мам обычно начинает говорить что-то вроде «А вот у меня вас было трое, я еще успевала подрабатывать, папа работал и учился, денег не хватало, в стране был дефицит, но мы справлялись, а это просто твои капризы». Если вы заведомо предполагаете, что будет такая реакция, это только усугубит положение.

Старайтесь отдыхать в любое возможное время. Не стоит намывать полы по тридцать третьему кругу или выготавливать борщи-пироги. Нужно оптимизировать домашнюю работу таким образом, чтобы она не занимала все время. У вас должно быть время на сон, потому что ночью ребенок и мама не спят. Если ребенок спит днем, тоже ложитесь спать, иначе вы лишитесь возможности выспаться. И не отказывайтесь от приглашений, встречайтесь с друзьями.

Разделяйте домашние обязанности. Просите близких или мужа выполнять пассивную домашнюю работу, не берите все на себя, даже если все это с легкостью давалось вам раньше, а сейчас возникают мысли: «Почему я не могу это сделать, что со мной не так?» И снова появляются чувство вины, сомнения в своей состоятельности и переживания.

Не переживайте о своем весе. Садиться на жесткую диету — плохая идея.

Налаживайте отношения с партнером. Не отстраняйтесь от него, для пап это не менее тяжелый период. Американские исследователи в последнее время диагностируют все больше случаев отцовской депрессии.

Источник: Татьяна Скапцова-Петровская. Фото: Влад Борисевич, Максим Малиновский

Onliner.by