• пн.-пт. 10.00 - 21.00
  • сб. 11.00 - 16.00
  • г. Минск, 2-й пер Тимошенко, 3
  • и ул. Ленина 27, каб. 129
Консультации психологов, тренинги, семинары

Давай расскажем маме

Главное правило родителей, чьи дети подверглись домогательствам педофилов: никогда не обвиняйте в случившемся сына или дочь

Сексуальное насилие над детьми продолжает оставаться латентной проблемой современного общества сразу по нескольким причинам: далеко не все взрослые, дети которых стали жертвами домогательств, в состоянии принять жестокую правду и научиться жить с ней дальше. Многие отцы и матери предпочитают делать вид, что ничего экстраординарного с их ребенком не произошло — лишь бы не выносить сор из избы. Находятся и те, кто перекладывает вину за случившееся на сына или дочь, подвергая детскую психику еще большим испытаниям. К чему приводит в итоге недальновидная родительская политика?

Специалисты, работающие с жертвами сексуального насилия, утверждают: даже в том случае, когда домогательствам педофила или изнасилованию ребенок подвергся в несознательном возрасте, это отражается на всей его дальнейшей жизни. Память может забыть, подсознание — нет. Именно поэтому крайне важно, какую поддержку со стороны близких дети получат после случившегося.

Российский добровольческий поисковый отряд “Лиза Алерт” запустил в сети флешмоб #давайнескажеммаме, посвященный физическому и сексуальному насилию над детьми, сообщается в группе движения в Facebook. Цель флешмоба — обратить внимание на проблему, говорить о которой не принято, стыдно и неприятно. “Многие, кто в детстве пережил встречу с педофилом, думают, что это случилось только с ними. Но беда в том, что это происходит со многими, и время от времени очень плохо заканчивается”, — говорится в сообщении.

Активисты предложили пользователям сети рассказать личные истории из детства о том, как подозрительный сосед пытался заманить в свою квартиру, незнакомец приставал на улице, в общественном транспорте, “зажимал” в подъезде, трогал или заставлял трогать, пишет lenta.ru. “К сожалению, с нашего детства эти люди никуда не делись. Но в наших силах научить детей правилам безопасности и постоянно объяснять им, как себя вести в таких ситуациях”, — добавили в организации.

Истории, которыми начали активно делиться в сети, кому-то могут показаться излишне откровенными: взрослые люди со всеми подробностями рассказывают о том, что с ними происходило в, казалось бы, безопасных для детей местах — на игровой площадке возле дома, в общественном транспорте, когда мама стояла рядом, во время празднования дня рождения подружки, пока гости в соседней комнате обсуждали свои проблемы. “Я молчал об этом все детство, всю юность. Почему не могу высказаться сейчас?” — пишет один из пользователей.

Вера Ф., постоянная клиентка психологической службы, помогающей жертвам сексуального насилия, тоже готова поведать свою историю под ставшим популярным хэштегом. Сегодня ей 31 год, а в 10 лет она пережила попытку изнасилования:

— Это случилось во время летних каникул, в деревне. К бабушке приходил молочник, общительный, добрый такой дядька. Часто сажал меня к себе на колени, приносил мне конфеты, постоянно восхищался: “Ну что за красавица растет!”. Однажды привез молоко, а дома не было никого из взрослых. Я после сна, в коротенькой ночнушке. Он сказал, что поможет мне одеться. Даже сейчас противно вспоминать, что было дальше. Я не ждала от него ничего такого, ведь он всегда был так добр ко мне. Да и возраст — почти как мой папа. Меня учили уважать взрослых, слушаться их. Когда я поняла, что он делает что-то плохое, было уже поздно: он лапал меня везде. А я даже кричать не могла, хотя он рот мне не зажимал. Знаете, почему? Боялась, что на крик прибегут бабушка, мама, соседи. И что меня увидят голой с этим молочником. И что “ославят” на всю деревню. Я даже в 10 лет понимала, что обвинят не его, а меня!

Его спугнул лай нашей собаки: бабушка возвращалась с огорода (он был на колхозных полях, метрах в 400 от дома). Он успел сказать: “Это ведь будет нашим маленьким секретом, правда? Смотри, если кому-то расскажешь, тебе ремня дадут и еще всех соседей позовут, чтобы посмотрели!” Я не сомневалась, что так и будет. Поэтому много лет ничего не рассказывала родным. Молочник, кстати, после этого случая больше у бабушки не появлялся. Я слышала, что он вроде продал дом и переехал жить в другой район. Может, понял, что нельзя полагаться на 10-летнего ребенка и что при встрече с ним я могу странно себя вести, и рано или поздно домочадцы догадаются, в чем дело…

Я превратилась в сложного ребенка, хотя до сих пор со мной не было никаких проблем. Стала угрюмой, необщительной, часто плакала по ночам. Очень испортились отношения с папой — я стала бояться всех мужчин. Ни в школе, ни в университете у меня не было парня, нет его и сейчас. Да, мне за 30 и я — девственница. Такое бывает… Однажды, года три назад, мама решила откровенно со мной поговорить, выяснить, в чем причина. И я подумала: мир изменился, сейчас о насилии над детьми говорят везде, мама смотрит все эти бесконечные ток-шоу по телевизору, поэтому она должна услышать и понять меня. Я уже тогда посещала психолога, и специалист советовала мне все рассказать родителям. Я и рассказала. А мама… Она не поверила мне. Решила, что это детские фантазии. Это был такой удар для меня… Я не знаю, возможно, ей, представительнице советского поколения, так удобнее: не нужно копаться в грязном белье, обвинять себя в невнимании к единственному ребенку, в отсутствии чуткости и желании разобраться, что случилось со мной в то роковое лето, не нужно анализировать, отвечать самой себе на неудобные вопросы. Проще все списать на мои выдумки. Я помню, что мама со мной всегда стеснялась разговаривать о мальчиках, о сексе. Ей было стыдно, неловко. Видимо, ничего не изменилось для нее за прошедшие годы. Очень жаль, что даже во взрослом возрасте я не получила такой нужной мне моральной поддержки близких людей…

Психолог и семейный консультант Оксана Бланк считает, что родители детей, подвергшихся сексуальным домогательствам или ставших жертвами изнасилования, часто совершают две серьезные ошибки: во-первых, предпочитают замалчивать проблему, которая кажется им слишком неприятной, интимной, стыдной; во-вторых, наказывают детей за неподобающее поведение, которое, по их мнению, привело к трагедии:

— Это два абсолютно фатальных пути, по которым отцы и матери идут сами и по которым ведут своих детей. Многие мужчины и женщины, пережившие изнасилование или попытку изнасилования в детстве, рассказывают, как родители, узнавшие об инциденте, невольно усугубляли детскую травму своей реакцией.

— К сожалению, доставшийся нам еще с “домостроевских времен” миф о том, что девочка сама виновата в том, что к ней проявили сексуальный интерес, жив до сих пор.

— Совершенно верно. Что уж говорить о мальчике, оказавшемся в такой ситуации: это стыд, позор семьи и т. д. Именно поэтому многие дети и подростки просто боятся рассказывать родственникам о домогательствах, приставаниях и насилии со стороны взрослых. Мамам и папам нужно понять и принять такой факт: ребенок в сексуальном взаимодействии с взрослым не может быть виновным никогда и ни при каких обстоятельствах, поскольку психологический ресурс у него заведомо меньше, чем у насильника. Ответственность за любую форму насилия в отношении ребенка всегда лежит на старшем. И разговоры о “провокационном наряде” или “провокационном поведении” — не более чем попытка переложить вину с больной головы на здоровую.

— Когда родители должны объяснить ребенку про опасность педофилии?

— Чем раньше, тем лучше. Другое дело, что информация, которая доносится до мальчика или девочки, должна соответствовать их возрасту. Понятно, что пятилетнему ребенку не стоит говорить “бойся педофила”, но обязательно нужно предупредить его о том, что ни в коем случае нельзя соглашаться идти куда-то с незнакомыми людьми, принимать от них конфеты, нельзя поддаваться на провокации “помочь больному щенку или котенку”. Педофил может окликнуть ребенка из машины и сказать ему, что он — знакомый его родителей, они просили привезти его как можно скорее. Даже детсадовец должен знать: если бы с мамой или папой что-то случилось, они отправили бы за малышом человека, который ему знаком: бабушку, дедушку, старшего брата. Кроме того, сегодня многие дети едва ли не с ясельного возраста не расстаются с мобильными телефонами, и это как раз тот редкий случай, когда подобная зависимость от гаджетов — во благо: всегда можно набрать номер отца или матери, чтобы сообщить о подозрительных знакомствах.

Сегодня многие родители навязчиво стимулируют своих детей обнимать и целовать знакомых при встрече. Не стоит этого делать: у ребенка размываются границы “телесной неприкосновенности”, и если злоумышленник попросит его “что-то показать” или “что-то потрогать”, малыш, возможно, даже не поймет, что происходит что-то неправильное. Дети младшего дошкольного возраста уже должны знать хотя бы на примитивном уровне анатомию своего тела и понимать, когда не стоит что-то демонстрировать посторонним людям.

Мальчики и девочки по-разному переживают насилие, пишет сайт psychologies.ru. У мальчиков общество и родные так или иначе формируют представление о себе как о защитнике, бойце, победителе. Поэтому ощущение того, что его сексуально использовали, для мальчика, возможно, еще более травматичный опыт, чем для девочки. С одной стороны, возникает чувство собственной слабости и несостоятельности, а с другой — неполноценности себя как представителя мужского пола и в ряде случаев — утрата уверенности в своей природной сексуальной ориентации. Часто первый вопрос, который задает мальчик психологу: “Я теперь не такой, как все? Теперь я гомосексуалист?” Задавая этот болезненный и трудный вопрос, мальчик ждет от взрослых подтверждения того, что произошедшее с ним не нарушило его мужественности, не поставило под сомнение его маскулинность.

За последние пять лет количество фактов педофилии в Беларуси увеличилось в 15 раз. Многие специалисты связывают это с распространением социальных сетей, однако нередки случаи, когда в роли насильника выступают, казалось бы, самые близкие люди — отец, мать, отчим, педагог. Как понять, что ребенок подвергся домогательствам и защитить его от педофила?

• Создайте наиболее доверительные отношения с сыном или дочерью.

• Контролируйте личные аккаунты вашего ребенка в социальных сетях, его переписку и сайты, на которые он заходит.

• Обратите внимание на поведение: если ребенок стал замкнутым, неразговорчивым, если он сторонится людей, его мучают ночные кошмары, обязательно обратитесь за консультацией к детскому психологу.

• Как можно раньше объясните детям, что допустимо, а что категорически нет в общении с взрослыми.

(c) Людмила Конопелько, Народная газета