• пн.-пт. 10.00 - 21.00
  • сб.-вскр. 11.00 - 16.00
  • ул. Заводская, 10, 2 этаж
  • (2 мин от ст.м. Пролетарская)
Консультации психологов в Минске и онлайн, тренинги, семинары

«Я не могу сдать ребенка в детдом. А муж вынуждает это сделать». Психолог отвечает читательнице

— Хотелось бы получить профессиональный взгляд на мою проблему. Мне 33 года. В браке 10 лет, есть трое детей — полтора года, пять и восемь лет.

До встречи с мужем я работала на государственной службе, была хорошая должность, высокая квалификация юриста. Затем появился он, на 7 лет старше. Ухаживал очень настойчиво и красиво, через месяц сделал предложение. Через полгода поженились.

Чувствовала полную заинтересованность во мне и любовь. Можно сказать, на руках носил. Только сейчас понимаю, что попалась на удочку самого настоящего артиста, который все делает на показ. Мне кажется, он и любить-то не умеет. Во всей красе он раскрылся, когда я ушла в декрет. Совпало так, что в это время у меня умер отец, с матерью и братом не общалась. Мы переехали в другой город. И я осталась совсем одна с ребенком.

Совершенно без помощи, без внимания. Он зарабатывал деньги, вечно пропадал на работе, вечером с друзьями, а я сидела дома. С ума сходила от одиночества и бессилия. Пыталась с ним разговаривать, но постоянно получались скандалы.

Бизнес, который начал развиваться, он оформил на мать. Все приобретения — на фирму, принадлежащую маме. Мои попытки восстановить справедливость заканчивались унижениями. При любом удобном случае он напоминал, что я никто, что он меня из грязи достал, что мать меня не любит, родственникам на меня плевать. Просто растоптал мою самооценку.

Наверное, это проблемы из детства: родители пили. Мать меня не любила, могла месяцами вообще не разговаривать. Отец вроде бы любил, по крайней мере говорил об этом, но постоянно работал, а когда не работал, пил. В подростковом возрасте я пыталась привлечь к себе внимание, старалась хорошо учиться. Юрфак окончила с отличием. Но так и не стала любимой.

Через год брака я узнала об измене. Собрала всю волю в кулак, вещи и ребенка, попыталась вернуться в свой город.

Он останавливал, впервые за последнее время я увидела заинтересованность во мне. Вернулась. Настояла на том, что мне нужна помощь. Взяла няню. Тут жизнь заиграла красками, я занялась спортом, появились друзья. Муж стал обращать на меня внимание, даже ревновать где-то. Стали ездить периодически отдыхать, муж купил мне машину. Думала, что все самое плохое позади.

На этом фоне — новая беременность. Уговорила маму приехать, помочь хоть на пару месяцев. Она согласилась, так как жить ей было негде, работы и денег нет. Мы сняли ей квартиру. И она стала жить рядом, приходить, помогать с детьми. Отношения с мужем стали более спокойными и ровными. Приобрели свою недвижимость, которую он уже оформил на себя, потому что я поставила жесткий ультиматум. Потом третий декрет, родилась долгожданная девочка. Очень сложный ребенок, уже полтора года ей, а я еще ни одной ночи не спала.

Быт меня съел. Я очень устала, больше морально, чем физически. И тут объявляется мой брат. И просит присмотреть за своей трехлетней дочкой, так как ее мама (его бывшая жена) оказалась в клинике для реабилитации наркоманов и алкоголиков, а он сам без работы, без жилья, две судимости. Мать ребенка — сирота, поэтому встал вопрос о детском доме.

Мне стало жаль ребенка, она не виновата, в том, что у нее такие родители. Я предприняла попытку поговорить с мужем, но получила жесткий отказ. Две недели всеми правдами и неправдами убеждала его, что это временно, что мать выйдет из клиники, брат найдет работу и сможет снять квартиру.

В итоге разрешил забрать на месяц, но начался ад. Постоянные придирки ко мне, к этому несчастному ребенку. Ко мне стал придираться по любому поводу: потому что пою песенки перед сном племяннице или заплетаю косички, или слишком добра к ней, или села с ней на диван посмотреть мультик…

Я разговаривала спокойно, объясняла, что нужно потерпеть, ребенок несчастный, мать ее била, не кормила неделями. Девочка вся в синяках, питалась сладкой водичкой, сидела дома одна в неполные 4 года. При этом ребенок очень хороший, лезет ласкаться, обниматься, с моими детьми не ругается, ведет себя хорошо. Один раз она меня случайно назвала мамой… Это был ужас.

Я устала, я совсем перестала есть и спать на нервной почве. Ребенка в детский дом сдать не могу, у меня рука не поднимется. А муж вынуждает это сделать. Он у меня вызывает отвращение уже и на физическом уровне. Вчера была моя последняя капля. Я плакала навзрыд, сказала, что это конец, развод. Он собрал вещи и ушел. Такого облегчения я не чувствовала никогда. Как будто упал камень с души. Я заблокировала его везде, не хочу даже голос слышать. Но понимаю, что завишу от него финансово.

Бизнес весь оформлен на его маму, дом в ипотеке. Не знаю, как жить дальше. Как юрист я уже дисквалифицирована за 10 лет декрета. Пойти на курсы повышения квалификации с четырьмя маленькими детьми возможности нет. Девочку, возможно, придется удочерить, если мать лишат прав, да и отца тоже. Вот в таком тупике я оказалась. Я и спасатель, и жертва в одном лице. Скажите, что мне делать?

Комментарий психолога:

Анна Ефремова, психолог Центра успешных отношений

Специально для проекта Советы психологов на Lady.tut.by

— Прежде всего примите мое восхищение вами, огромную благодарность за ваши душевные качества: имея троих детей, находясь в сложных отношениях с мужем и в полной от него зависимости, вы приютили маленькую девочку, дали ей кров и тепло. Вы хорошая мать, и у вас огромное любящее сердце, полное сострадания.

Ваш жизненный сценарий до этого времени был не самый счастливый: невозможность чувствовать себя любимой в семье, неумение собственной матери быть эмоционально теплой к вам, раннее замужество, отсутствие знаний и опыта близких отношений не позволили сделать осознанный выбор партнера для жизни.

Первые трудности обнажили все то, что не замечалось вами ранее. Для мужа главной ценностью в отношениях оказалось материальное обеспечение. А вы продолжали ожидать душевной близости и любви. И это различие в ценностях с годами стало все отчетливей.

Обратите внимание на то, что ваши страдания обострялись с каждым новым рождением ребенка, то есть в то время, когда вы становились наиболее зависимой от мужа, он лишал вас эмоциональной поддержки. Вы как будто сразу скатывались в роль жертвы. Но для полноты картины, если есть жертва, то должен быть и тиран, роль которого успешно играл муж. Невеселая картина.

Но что интересно: как только вы достигали дна отчаяния, то оставляли роль жертвы, отдалялись от него, решались разорвать отношения, беря ответственность за свою жизнь и предпринимая конкретные действия, обозначали свои границы. Он сразу переходил в другую роль, стараясь вас вернуть, одаривая вниманием и подарками.

На самом деле вы переходили в роль спасателя. Вы спасали себя.

Следующее рождение ребенка, следующая ваша беспомощность — и… на роль спасателя приходит мама. Она, которая не умела любить эмоционально, но умела заботиться. Эту заботу мама и проявила, когда вам стало особенно тяжело. Она достойна благодарности.

Ну а дальше третий ребенок и появление четвертого — малышки, которую вы приняли по-матерински. Несмотря на то, что пришлось встретиться с жестоком отношением и тиранией мужа. Я понимаю ваше отвращение и облегчение от его отстранения.

Вы как будто в тупике, но готовы удочерить девочку. Вы выбираете совесть и добро. Похоже, вы намного сильней, чем вам кажется.

Я не знаю, как вам быть дальше. Но вижу только, что вы уже не подходите на роль жертвы. И кажется, что вы уже недалеко от того шага, когда поднимите голову и сделаете решительное движение в собственный выбор, в свою независимость.

Ведь у вас есть опыт спасателя, а он про силу. И про смелость.

Да, детство не всегда дает счастливый опыт, но в детстве у нас нет выбора. Становясь взрослыми, получая опыт и ум, мы сами делаем выбор: жить, затормозив в страданиях детства или взять те возможности, которые дает взрослость и начать строить свое будущее.

Пусть не быстро и не легко, зато оставаясь верной себе, своим ценностям. А к таким людям обязательно приходит счастье. Я уверена, вы найдете силы и помощников, у вас всё получится.




Анна Ефремова, профессиональный психолог-практик.

Влюблена в свою работу и психодраму. Глубокий, чувствующий терапевт.
Клиенты говорят о ней: «Воплощение наивысшего мастерства и человечности»; «позитивный и располагающий человек»; «техники просты, понятны, и очень помогли»; «удивительный психолог».

Стоимость консультации психолога Анны Ефремовой:

от 50 белорусских рублей/50 минут (1500 российских рублей/21 доллар)
Очно в Минске или онлайн по Viber/Skype/Whatsapp.