Проект Личный опыт: «Как страшно быть там, и как хорошо, что я там не остался»

082516_048858172852В сфере психологической помощи на данный момент очень много неопределенности, страхов, стереотипов, мифов и предвзятости. Мы считаем, что основная причина – это недостаток информации. Поэтому мы просим наших клиентов рассказать честно и искренне свои истории о себе и о том, каких конкретных результатов они достигли после обращения за психологической помощью.

Мы будем делиться с Вами этими историями в рамках нашего проекта «Личный опыт».

Если Вы хотите принять участие в нашем проекте – напишите нам немного о себе и том, что Вы посещали, на psyholog.center@inbox.ru с пометкой «Для проекта Личный опыт». Мы обязательно свяжемся с Вами и договоримся о встрече для интервью, либо проведем его online. Условия участия просты: у Вас должен быть опыт обращения за психологической помощью, и Вы должны хотеть им поделиться. Естественно, мы гарантируем конфиденциальность, а все истории будут анонимными. В качестве награды за Ваш вклад в наш проект и компенсации за потраченное Вами время – сладкие подарки от нашего центра для всех, чьи истории будут опубликованы.

***

История №9: «Как страшно быть там, и как хорошо, что я там не остался»

***

Мужчина, 29 лет

Что посетил: Индивидуальные консультации психолога посещает три года, первые полтора года ходил каждую неделю, сейчас обращается по мере необходимости.

***

Когда я был студентом, у меня начались головные боли. Я обратился в студенческую поликлинику, там меня обследовали, сказали, что моя проблема, скорее всего, психологическая – и отправили на прием к психологам.

Психологи дали мне тест, где было много вопросов, тест на понимание поговорок и какие-то еще – и после их прохождения сказали, что у меня депрессия и прописали мне медикаменты. Я ходил к ним полгода на сеансы «релаксации», рассказывал, что как, они меняли медикаменты. Потом пришло лето, я вышел из их «зоны действия», перестал принимать таблетки и понял, что лучше туда не ходить. У меня сложилось такое впечатление, что для них решение проблемы – это если ты на нее не жалуешься. Как человека там меня не слушали, и места для моего волеизъявления там не было. Так начался мой первый, странный и не очень приятный опыт знакомства с психологической помощью.

Но, наверное, в любой профессии есть люди, которые просто туда попали, можно сказать, случайно, а есть те, кто долго к этому шел – и в итоге может называться профессионалом.

Повторно я обратился к психологу только после того, как моя девушка, на данный момент уже моя жена, пошла к психологу. Она давно хотела и в итоге по рекомендации обратилась. Сразу началось какое-то движение, она начала меняться, и мне, конечно, тоже стало интересно. Я понял, что начинаю отставать от нее – поэтому пошел к психологу тоже. И там уже получил другой опыт и столкнулся с другим подходом – с тем, когда тебя принимают и понимают.

Очень тяжело сейчас вспоминать себя до начала консультаций, ведь это было три года назад, в 2013 году.

На тот момент у меня не было определенного набора навыков для того, чтобы быть элементарно самостоятельным человеком. Условно говоря, тогда у меня был четко определенный план на жизнь, на который «обрекли» меня родители. Я должен был следовать их представлениям, продолжать их какую-то программу, заниматься тем же, чем они занимаются в плане профессии и взглядов на жизнь. Отделения не было.

Это распространялось и на отношения с людьми. Например, по этой же модели воспринималось принятие или неприятие чужих мнений. Ты мог соглашаться с кем-то, но вовсе не потому, что сам этого хочешь, а потому, что у определенного человека есть схожесть с родительскими архетипами. Это было очень тяжело, я был совершенно в другом состоянии.

Тогда я работал инженером на заводе. Скорее всего, если представить, что я не обратился бы за помощью – я там бы и работал. Эта работа давалась мне очень тяжело – нужно было приходить в восемь утра и, как мне кажется, там было довольно бессмысленное существование. Самый главный профессионализм – это умение переложить работу на другого и ничего не делать. В определенном смысле тогда я полностью попал на свое место, потому что я этому соответствовал. Но тем не менее, когда я туда пришел, я в первый же день представил, как буду оттуда увольняться. Я проработал там пять лет, но мысли об увольнении были со мной постоянно. Например, тебе дали на работе новый компьютер – и ты сразу представляешь: «Да, теперь, конечно, будет сложнее увольняться, но я все равно уволюсь». Понятно, что это было не так осознанно, как я сейчас об этом говорю. Скорее, что-то такое внутреннее, что постоянно твердит «когда-нибудь, когда-нибудь, когда-нибудь».

К психологу первые полтора года я ходил каждую неделю. Сейчас я удивляюсь, как психолог методично каждый раз твердила мне одно и то же разными словами, давала мне этот посыл, направление, куда мне нужно двигаться. А я вообще первый год не понимал, чего от меня хотят и что мне делать. Только какой-то внутренний голос говорил мне, что стоит продолжать ходить на консультации. Думаю, психолог зажгла во мне какую-то искру, знаете, как бывает, когда на сцену выходит харизматичный актер – и зажигает зал. Так же, мне кажется, было и в моей ситуации.

Помню, когда я пришел первый раз, то сразу же после этого мне приснился сон. В этом сне было все, с чем мы дальше работали. Там была мама, папа, бабушка с дедушкой и маленький мальчик (как в последствии я понял, это был я), который говорил: «Здесь везде скоро будет вода». Реально, когда я ходил к психологу – мне все время снились сны. И мне снились образы зимы, снега, холода, замороженных мальчиков. И тогда психолог так рассказала мне про эту «воду», почему она появится, почему мальчик растает, и кто это такой вообще, растолковала мой сон так, что у меня не осталось сомнений в том, что это сработает. Только я не знал, что делать.

Я удивляюсь, как у нее хватило терпения и настойчивости продолжать, потому что прошло не меньше года до того момента, как у меня начались какие-то сдвиги. Это было очень долго.

Думаю, было так долго, потому что я многое в жизни делаю так. Как говорят, «медленно запрягаю» и «быстро еду». Каждый день мой завтрак занимает два часа – для кого-то это немыслимо долго. Но после него я работаю до ночи, и мне это нравится. Наверное, в этой ситуации тоже каким-то образом отразилась моя жизненная модель.

Сейчас каждый день я радуюсь чему-нибудь. Тому, что хорошо, что я не на той работе, на которой боялся, что буду работать всю жизнь. Хорошо, что в моей жизни нет больше «не тех» людей. Хорошо, что уже не так, как было раньше. Раньше то, что я делал, было чем-то полностью не моим.

Если говорить о конкретных вещах, о том, что поменялось за три года и о том, что я связываю непосредственно с моими занятиями с психологом, то можно сказать, что поменялось всё. Всё, что было чужим – стало моим. Сейчас у меня собственное дело, собственное жильё, собственные отношения.

Ничего из этого не могло бы произойти, если бы я продолжал жить так, как жил раньше, потому что была другая трансляция от родителей. Раньше у меня даже не было бы мотивации что-то менять. Тогда родители буквально «давили» на меня, говорили, что я должен делать. Сейчас они думают по-прежнему, но мне уже об этом говорят. Они напрямую ничего не говорят мне, я только знаю от сестры, что, по их мнению, я изменился – и это печально. Думаю, родители не хотят отпускать ребенка и терять контроль. Они сами не изменились от того, что изменился я, но изменились наши с ними отношения. Жить стало проще.

Конечно, надо помнить, что, как и в любом деле, чтобы добиться результата – надо много работать. И понимать, что психолог – это не человек, который все возьмет и быстро за тебя сделает.

Вопрос моего вклада и вклада психолога для меня достаточно сложный. Мне пока всё еще немного тяжело принимать свой успех. В моем случае первое, что сделал психолог – это расшатал меня, сдвинул с мертвой точки. Мне кажется, психолог – это тренер, а клиент – спортсмен, которого он «тренирует». Спортсмен делает, а тренер направляет. Мой вклад, пожалуй, начался с того момента, когда я стал не просто пассивно проводить время, а именно начал делать. И, конечно, очень здорово, когда наконец получается вырастить «внутреннего психолога», когда ты сам уже можешь себя направлять, анализировать. Со временем это приходит – и тебе уже не надо ждать консультации, ведь во многих вещах ты можешь разобраться сам. Конечно, это происходило всегда, но было неосознанным, а это не очень продуктивно.

Сейчас у меня своё дело – с женой у нас своя художественная мастерская. Я очень рад, что занимаюсь этим.

Когда я натыкаюсь на что-нибудь из своей прошлой жизни в социальных сетях или просматриваю фотографии с прошлой работы – появляется такое чувство, прямо первобытное – не знаю, может быть, это страх или прилив адреналина, но чувство такое: «Как страшно быть там, и как хорошо, что я там не остался».

Если говорить о материальном, то по факту, наверное, денег стало меньше. Потому что тогда, особенно в конце, когда я некоторое время совмещал основную работу со своей мастерской, их было много. И сейчас, когда смотришь на эти цифры – условно, на свой доход за месяц – думаешь: «Очень странно, что я ничего из этих денег не смог сохранить». А потом понимаешь, что, например, когда я работал на работе – я ел очень много сладкого. Постоянно себе его покупал. Наверное, потому что было «горько-горько», и надо было «сладким» это компенсировать. И было много позиций, на которые нужно было постоянно тратить деньги, чтобы как-то скрасить эту жизнь. От этих по факту бессмысленных покупок вроде и пользы никакой не было – тебе просто нужно было облегчать свои страдания. Я не могу сейчас похвастаться, что полностью избавился от этого. Но основной переворот сознания по поводу финансового баланса произошел. Отношение к деньгам поменялось – ведь ты их зарабатываешь сам, а не тебе их «выдают». И деньги всегда быстро находятся, когда у тебя появляются какие-то цели.

Интересно, что общение с людьми, с которыми я работал раньше, свелось на нет, несмотря на то, что я пытался его инициировать. Возможно, это произошло потому, что я сейчас другой человек, я очень изменился. И я не знаю, изменились ли те люди, с которыми я общался раньше, но, возможно, не очень. Но у меня появилось много других знакомств, которые точно не появились бы, если бы я остался работать на заводе.

Я каждый день чувствую, насколько много у меня идей – я даже не успеваю их реализовывать. В жизни происходит очень много приятных неожиданностей, новых знакомств, у меня творческая работа. Это настоящее волшебство, о котором раньше не могло быть и речи.

lichnyi_opyt2

 


«Любимый мужчина сломал меня, и теперь я сама не знаю, кто я»: письмо нашей читательницы

Относитесь к жизни проще

Жизненный сценарий в деталях

Как простить измены мужа и нужно ли это делать? Психолог комментирует непростую ситуацию

Дружба на расстоянии. Статья Cosmopolitan с комментариями Елены Дубовик