Проект Личный опыт: «Если бы я раньше обращала внимание на свои внутренние переживания, работала с психологами, до клинической депрессии дело бы не дошло»

В сфере психологической помощи на данный момент очень много неопределенности, страхов, стереотипов, мифов и предвзятости. Мы считаем, что основная причина – это недостаток информации. Поэтому мы просим наших клиентов рассказать честно и искренне свои истории о себе и о том, каких конкретных результатов они достигли после обращения за психологической помощью.

Мы будем делиться с Вами этими историями в рамках нашего проекта «Личный опыт».

Если Вы хотите принять участие в нашем проекте – напишите нам немного о себе и том, что Вы посещали, на psyholog.center@inbox.ru с пометкой «Для проекта Личный опыт». Мы обязательно свяжемся с Вами и договоримся о встрече для интервью, либо проведем его online. Условия участия просты: у Вас должен быть опыт обращения за психологической помощью, и Вы должны хотеть им поделиться. Естественно, мы гарантируем конфиденциальность, а все истории будут анонимными. В качестве награды за Ваш вклад в наш проект и компенсации за потраченное Вами время – сладкие подарки от нашего центра для всех, чьи истории будут опубликованы.

***

История №10: «Если бы я раньше обращала внимание на свои внутренние переживания, работала с психологами, до клинической депрессии дело бы не дошло»

По специальности я врач. Всегда хотела связать свою профессиональную деятельность с психотерапией, мне это было интересно, но не пришлось. Зато пришлось испытать это на себе.

В 2007 году я заболела депрессией. Заболела клинически, со всеми симптомами. К этому был долгий двадцатилетний путь, и, думаю, если бы я раньше обращала внимание на свои внутренние переживания, работала с психологами, то до психотерапии и клинической депрессии дело бы не дошло.

Как известно, все мы родом из детства. Родилась я, когда мои родители были на третьем курсе. Они медики, учиться было сложно, долго, и поэтому до трех лет я воспитывалась у бабушки. Бабушка авторитарная, жесткая, дедушка – мягкотелый алкоголик. К тому моменту, как родители закончили обучение, во мне сформировались определенные черты характера, воспитанные в этой среде, поэтому для своего папы я на всю жизнь осталась «непослушной и непокорной дочерью». Мама любила меня, как могла (ведь дедушка и бабушка были её родителями).

В общем-то, я не скажу, что у меня было плохое детство. Внешне вполне благополучная семья, оба родителя – врачи, младший брат, неплохие бытовые условия. Но отношения моих родителей между собой и к детям… Я для себя четко сформулировала, что, когда у меня будет собственная семья, я не хочу таких отношений, как у моих родителей или как у бабушки с дедушкой. При этом я не знала, каких отношений хочу, но точно – жить не так, как они.

В 20 лет я вышла замуж. Долгих пять лет я встречалась с будущим мужем, и в 2006 году мы поженились. К этому моменту, конечно, я успела нарисовать себе идеал своей будущей семейной жизни. Я смоделировала, вообразила всю такую идеальную семью. Так как эти мои мечты и планы были только моими, однобокими и односторонними, они, чего и следовало ожидать, с реальностью не совпали. Взгляды моего мужа полностью противоречили моим. В итоге до 2007 года я находилась в состоянии краха своих надежд. Все это сопровождали конфликты моего мужа с моими родителями, а я хотела всем угодить, с одного стула пересаживалась на другой – и к концу третьего курса выдала клиническую депрессию. Тогда на мои хронические переживания добавился острый фактор – у меня была тяжелая, изнуряющая сессия и проблемы с мужем.

По симптомам – отсутствие сна, отсутствие аппетита, ангедония – нежелание что-либо делать вообще и получать удовольствие от этой жизни в принципе, физическая усталость, моторная заторможенность – тяжело было куда-то встать, пойти, что-то сделать, психическая заторможенность – кажется, что мысли «вязкие», отсутствует способность принимать какие-либо решения, полная дезориентация в социальной жизни – ты отдельно, как вакуум, пустая оболочка, а все остальные – отдельно.

Умных книжек по психологии тогда не издавали, в институте этого всего тоже ещё не преподавали, и мы в нашем окружении ни с чем подобным не сталкивались. Поэтому, как и многие люди изначально, мы очень долго ходили по врачам и искали соматику. Но соматикой не пахло – и кто-то подсказал найти психотерапевта.

Так меня полечили в первый раз. Неудачно, некачественно, хронизировали и долго потом долечивали. Из-за неправильно подобранных дозировок какие-то симптомы отпустили, но вялотекущее депрессивное состояние осталось. Я стала спать и есть, разговаривать и двигаться – и не более того. Я понимала, что мне что-то нужно делать – и делала, но не более того.

Никто не сказал, что нужно продолжать занятия с психологом и психотерапевтом. Что таблетки это хорошо, но этого мало… Поэтому на тот момент ни с психологом, ни с психотерапевтом я не занималась. В конечном итоге меня положили в больницу, долечили – и всё вернулось на круги своя.

Я забеременела. На фоне беременности, во второй её половине, у меня опять вернулось это состояние. Причем во всей своей красе. Мои неразрешенные переживания и, как я предполагаю, гормональный дисбаланс, снова спровоцировали депрессию.

Таблеток уже принимать было нельзя – четыре месяца пришлось как-то «донашивать». К концу девятого месяца беременности я превратилась в овощ – просто сидела и смотрела в окно.

Депрессия – это не шизофрения, личность и мыслительные процессы не страдают. Я умом понимала, что происходит, что во мне живет ребенок, что его нужно кормить – я кушала по часам, пихала в себя, хоть к пище было отвращение. Спала по 2-3 часа, хотя было ощущение, что не сплю вообще. Ни с кем не разговаривала, ни с кем не общалась. Мама возилась со мной все это время, возила по врачам – но все смотрели квадратными глазами с удивлением «как такое может быть при беременности» и говорили: «Рожайте, а потом лечитесь».

На самом деле, уже после того, как все разрешилось, оказывается, что куча таких девушек, которые и во время беременности, и после, выдают такие вот депрессивные состояния, и ничего в этом удивительного нет. Но так как каждый врач лечит только своё и никто не смотрел в совокупности – никто не видел своей патологии, и все от меня «отпихивались».

После роддома мне очень повезло – через месяц меня госпитализировали. Послеродовые депрессии очень хорошо лечатся. Когда я болела депрессией первый раз – мне даже не сказали, что у нас есть такие больницы, где могут помочь, а они у нас есть – и там оказывают отличную высококвалифицированную помощь. У меня был хороший врач и мне провели адекватное лечение. Всё наладилось.

Да, а дочь у нас родилась здоровая, умная, красивая. На неё моё состояние во время беременности никак не повлияло!

И я опять решила, что теперь у нас все хорошо.

Что мне не нужно заниматься с психологами. Что лучше уделять все свое время дочери, мужу, родителям. После моей беременности в моей родительской семье установились те идеальные отношения, о которых я всю жизнь мечтала. Все сплотились вокруг меня. Боялись чем-то обидеть, появилась близость, доброжелательность, забота.

Но вскоре нам пришлось на полгода переехать к родителям и, как говорится, «избегайте очарования, разочаровываться так нелегко».

На те же «депрессивные» грабли – только с большей силой… Ведь я-то думала, что наконец-то все хорошо – теперь, после того, что мы пережили во время беременности, уже ничто не сможет повлиять на наши установившиеся новые отношения…

Я, конечно, начала ходить по старым контактам – там полежала, здесь полежала… Так я ходила целый год. Как оказалось, чем больше депрессивных эпизодов, тем труднее человек из них выходит. Подобрать нужный препарат очень тяжело – ничего не помогает. В РНЦП психического здоровья я попала в критическом состоянии к заведующей и лежала там два месяца. Слава богу, и благодаря исчерпывающим знаниям и умениям моего лечащего врача, мне подобрали препараты, которых нет у нас в стране, и мне удалось из этого выбраться.

Тогда до меня наконец дошло, что, кроме медикаментов, нужно прибегнуть к помощи психолога. Да, когда эта клиническая депрессия – без таблеток мы никак не обходимся. Ну никак! Но таблетки – они глушат симптомы. А причину болезни нужно искать в нашей психике, прибегнув к помощи специалиста.

Когда наступает лечебное действие от препаратов, то дозировка меняется – и они уходят на второй план. На первый выступают занятия с психотерапевтом или психологом. Мне повезло, в течение года мне удалось уйти от регулярных занятий. Сейчас я обращаюсь к психологам по мере необходимости, ведь абсолютно все вопросы не разрешишь – и я держу руку на пульсе. Уже пошел четвертый год, и моя депрессия не возвращается. Меня научили мыслить по-другому, и, слава богу, сейчас, когда у меня очень стрессовая ситуация в жизни – всё хорошо. Помогло. Сработало.

***

Кроме этого, с помощью психологов я разобралась в отношениях с родителями, мужем и бабушкой.

***

Родители воспитали меня в чувстве повышенной ответственности и чувстве неоплаченного долга перед ними. Возможно и неосознанно, но они, с завидной периодичностью, вызывают во мне чувство вины. Конечно, я не исключаю, что это только мое субъективное восприятие. Когда я проработала этот вопрос с психологом – я поняла, в чем проблема. Раньше я не понимала, почему меня постоянно раздирает между «хочу» и «должна». Когда мы к ним временно переехали – всё, что я для них делала, стало восприниматься, как будто, так и должно быть – я не чувствовала ни тепла, ни отдачи.

Например, мы ездили постоянно на дачу и помогали им. Это уже вошло в привычку, что мы всё время там. И как только у нас появились свои заботы, требующие нашего времени, они стали обижаться – почему мы не приезжаем? Получается, что я жила их жизнью, бегала за ними, как хвостик, исполняя «дочерний долг». А они воспринимали это как должное, не видели в этом ничего особенного. Ведь как ещё дочь должна себя вести?

Эту проблему мне пришлось решать в одностороннем порядке. Когда психотерапевт, которая меня вела, дала мне одно из заданий – нужно было дать мужу и родителям листок, на котором попросить их написать «что для меня хорошая жена» и «что для нас хорошая дочь» соответственно. Муж справился за пятнадцать минут, а у родителей листок годами висит на холодильнике…

Если я начну предъявлять им претензии – это будет гнев и обида. Поэтому я отстранилась сама. У вас своя семья, у нас – своя, мы полностью, материально и морально отдельно.

Конечно, сначала им было непривычно. Но мне удалось наладить такие отдельные отношения. Оказалось, можно жить отдельными семьями, быть полноценной ячейкой и не пытаться усидеть сразу на двух стульях…

***

Мой муж – достаточно сильная личность, он способен подавить не только меня, но и, при желании, всех окружающих. В начале нашей совместной жизни я «не так» варила картошку, «не так» гладила воротнички – и в конечном счете, дошло до того, что уже боялась посмотреть на него «не так» и повернуться «не так».

Нам удалось разрешить этот вопрос ещё до беременности. Я ходила к психотерапевту, копалась в моем детстве, в наших отношениях. Я пересказывала мужу все, что было на занятиях – и он услышал меня, понял, воспринял адекватно. И всё – теперь я варю суп, как хочу, и глажу рубашки так, как мне нравится – и он во всем меня поддерживает, и у меня нет от него секретов.

***

Ещё у меня была проблема с бабушкой. Несмотря на все её неадекватные действия – например, когда она закрывала меня и оставляла на полдня, а сама уходила на базар, а я сидела и смотрела в окошко, как играют дети, как мимо ездит дедушка на велосипеде, а я – одна в большом пустом доме – несмотря на это, она мне была второй мамой, ведь до трех лет я воспитывалась у неё.

Поэтому, когда она умерла (мне было четырнадцать лет), для меня это стало большим стрессом, и я никак не могла её отпустить.

Мне снились кошмары с ней, очень плохие. Все действия развивалось в этом большом пустом доме, она меня тянула в какие-то подземелья… жуткие звуки…. Любое упоминание о ней вызывало у меня поток слёз. У меня начиналась истерика, если о ней заходил разговор.

И мне удалось отпустить её прямо на занятиях с психотерапевтом. Мы это проработали. У меня такая тяжесть с души свалилась– я прямо физически это почувствовала, как мне стало легко! Это был огромный груз и его, вдруг, не стало, и за это огромное спасибо психотерапевту из небольшого белорусского городка.


Моя жизнь: «Я не могу простить свою мать за нелюбовь и унижение»

Неработающий муж контролирует все расходы жены. Психолог комментирует семейную проблему

"Зачем тебе такая обуза?": белоруски рассказывают, как выйти замуж с детьми

Проект Личный опыт: «Панические атаки случаются все реже»

Зависимые отношения: есть ли выход