Добро наоборот

dobro_vo_vred_01“Делай добро” – говорят нам с детства. Только никто при этом не уточняет, что последствия наших добрых дел могут быть вполне себе злыми и невеселыми. Вместе с историями о добрых делах к нам в редакцию стали приходить письма с рассказами о добре, которое способно принести боль, вред и неприятности.

Добро себе во вред

Михаил, 24: Шел по бульвару. Было ветрено, и, видимо, ветром сломало довольно крупную ветку, которая валялась посреди дороги. Машины ее еле объезжали, тем более недалеко был поворот. Я полез ее убирать, оттащил с дороги, вымазался в слизи какой-то, порвал джинсы. Потом с дороги перелазил через забор обратно на тротуар, так мне еще бибикали, вероятно думали, что я идиот, они ведь не видели, что я ветку убрал.

Ольга, 29: Ну, это классический случай из американских фильмов: я уступила место в метро беременной, которая была вовсе не беременной, а просто толстой женщиной. Она покраснела, сквозь зубы что-то пробормотала. Я тоже покраснела, вышла на следующей остановке, не смогла сдержать смущение. Ну, еще и на работу в итоге опоздала.

Медвежья услуга

Ирина, 31: Моя младшая сестра – любимица в семье. Я никогда не ревновала к ней родителей, всегда баловала и любила. Оля училась в престижной школе, потом её по блату устроили в университет. Она нигде не работала, а только числилась журналистом в редакции у папиного друга, ездила на отдых два раза в год. Потом она вышла замуж по бешеной любви в 22 года, осталась жить без родительских денег, уехала в Россию. Знаете, я не узнала её через год — злая, вымотанная, истеричная. Она не смогла найти работу в другой стране, а помочь ей мы там уже не могли. Она не умеет тратить и зарабатывать деньги, не умеет беречь вещи и отношения, вообще ничего не умеет. Короче, мы оказали Оле медвежью услугу. Мы вообще сейчас находимся в затяжной ссоре, не знаю, что будет дальше.

Ольга, 26: В детстве мы были очень близки с моей двоюродной сестрой-ровесницей. Но она была замкнутая, этакий махровый интроверт, домашняя девочка, счастье родителей. В юности мы дружно подсели с ней на книги по психологии вроде “не бойтесь быть собой, жгите и осушайте”. Сестра и вправду словно “проснулась”, стала пользоваться бешеной популярностью у парней и отжигать по полной. Дома начались скандалы, поскольку бунт против традиционных ценностей оценен не был. В итоге ее родители обвинили меня в том, что я вывела их дочь на кривую дорожку и только я одна во всем виновата. Я и мои “дурацкие книжки”. Но вообще я думаю, что им нужно было просто найти “козла отпущения” за то, что их авторитарная воспитательная стратегия потерпела крах. Впрочем, они до сих пор смотрят на меня подозрительно и с недоверием.

Добро ради себя

Алина, 25: Мой отец бросил нас с мамой, когда мне было три года. Ушел к другой, а через 20 лет вернулся: “Принимай, доченька, папку!” Нам было очень сложно, невероятно. Короче, биологический папа сейчас “творит добро”: посылает деньги, звонить пытается каждый день. Он считает, что это добро невероятное, а я телефон отключаю каждый вечер. Даже мама попросила деньги не брать у него, хотя они бы нам не помешали. Так ему и надо, я не позволю человеку через “добрые дела” искупить то, что он сделал.

Игорь, 23: Я с девушкой встречался, как говорится, с “цветочком”. Аня ходила в церковь, но не заморачивалась на религии, просто была очень доброй. Сначала я вообще не верил, что такие девочки бывают — всех прощала, всем помогала, зла не держала. Наши отношения длились год, мы стали жить вместе и начался быт. Из-за каких-то мелочей стали сильно ссориться. Однажды я нашел возле дома котенка, он весь был измазан в краске, которой красили подъезд. Мне стало страшно, что он краски наелся, я решил промыть ему желудок, принес домой. Аня вернулась с работы, я говорю: “Смотри, котенок вот, наверное, с желудком что-то, только бы не умер”. Она сказала “угу” и ушла в комнату спать. И тут мне как-то резко стало всё понятно. Её доброта — сплошная показуха, сплошная гордыня, мол “я добрая и святая”, а вы “просто люди”. При ближайшем рассмотрении стала видна эта маска добродетели, совершенно пустая внутри. На утро она рвалась отвезти кота к ветеринару, типа вспомнила, что она же добрая, работу собралась прогулять ради этого. Мне стало так смешно, честно говоря, она вроде как “опомнилась”, что она добряк такой. В общем, мы с котом вдвоем живем сейчас, без неё.

Комментарий психолога:

roditeli_nemogut_razvestis_04Елена Дубовик, директор Центра успешных отношений, практикующий психолог, специалист по личностному росту и развитию человека

Желание помочь, как и многие другие сложные понятия и поступки, имеет две стороны. Одна из них — выручить, подстраховать, поддержать, облегчить кому-то жизнь, избавить от проблем, сделать мир лучше. Другая — способ снизить тревогу и компенсировать свою незащищенность, контролировать чужую жизнь, не уделять себе внимание, быть лучшей (по сравнению с кем?), нравиться другим (а себе?), оставлять нереализованными свои потребности в надежде, что о них позаботится кто-то другой, компенсировать свою неуверенность.

Жизненные сложности — это всегда повод получить новый опыт. Как вы себя чувствуете, когда вам помогают? Если неуютно, это тревожный сигнал. Если вы не можете прожить без помощи, это тоже не полезно.

Может, в каких-то случаях стоит позволить человеку самому разрешить свои затруднения, а в других действительно протянуть руку помощи?

Опубликовано на Lady.tut.by 


Моя жизнь: "Я один воспитываю детей и, кажется, не справляюсь"

Не папины дочки: какими вырастают девочки без любви отца

«Ты смысл моей жизни»: любовь или созависимость?

"Мам, а где мои носки?!". Как воспитать самостоятельного ребенка: советы психолога

Есть ли жизнь после рождения ребенка?